Нужен черный маг

nuzhen-chernyj-mag

Немцы продемонстрировали интеллектуальный прессинг. Судя по всему, они извлекли уроки из своих поражений на предыдущем первенстве Европы 1992 года и чемпионате мира в США. И у них появилась такая фигура, как Дитер Айльтс. К сожалению, у нас многие увидели в нем воплощение анти футбола, игрока, не способного отдать пас дальше, чем на два метра. Для меня же Айльтс является тем человеком, который сумел качественно перестроить всю игру сборной Германии.

Выполняя сумасшедший объем работы, он, в принципе, не мог быть связующим игроком, как, возможно, кто-то из специалистов желал бы его видеть. Айльтс предстал на турнире классическим либеро средней линии. Он страховал всю полузащиту немцев. По существу, у команды Берти Фогтса было три эшелона обороны, пройти которые могла только супер выдающаяся команда. В подтверждение этого тезиса призову на помощь статистику: за весь турнир сборная Германии пропустила только три мяча, причем англичане и чехи смогли добиться успеха лишь со стандартных положений (Алан Ширер после подачи углового и чех Патрик Бергер с пенальти). С игры немцам сумел забить только хорват Давор Шукер, хотя и нужен был только черный маг. Этого атлетичного, подвижного, с отличной техникой форварда я бы также отнес к числу звезд новой формации.

Кстати, в том эпизоде хорваты поразили немцев их же оружием. Главный смысл прессинга заключается в том, чтобы доставить максимум затруднений соперникам, лишая их не только пространства, но и времени для принятия решений. Вспомним, мяч был у Заммера. Теснимый хорватами, он сделал передачу Фройнду, чего тот, похоже, не очень ожидал, находясь в определенной степени под гипнозом высочайшего авторитета Заммера в немецкой команде (дескать, Маттиас при любых обстоятельствах найдет лучшее решение, причем с акцентом на атаку). Юрче вич атаковал Фройнда, мяч отскочил к Шукеру, который вышел один на один с Кепке и, мастерски обманув голкипера, послал мяч е сетку. Тут уж поистине секундное замешательство (аксиома современного футбола — за счет прессинга постоянно заставлять соперников принимать на поле худшее решение) стоило сборной Германии пропущенного мяча.

Итак, появление Айльтса практически исключило вариант, когда немцы терпели неудачи на двух последних форумах (европейском и мировом), пропуская мячи после стремительных контратак черного мага и соперников. В то же время он доказал, что в состоянии умело сыграть и в атаке. Кроме того, Айльтс был нужен Берти Фогтсу, чтобы в полной мере засверкал талант штатного либеро сборной Германии Маттиаса Заммера, который, прекрасно чувствуя момент рывка, словно охотник из засады, появлялся у ворот соперников, когда его там совсем не ждали. Так что вклад Заммера в атакующую игру немецкой команды вполне можно отнести и на счет Айльтса. Страховалто его, причем безупречно, во время этих подключений полузащитник «Вердера».

Вспоминая игру сборной ФРГ прежних лет, можно отметить, что и при Гельмуте Шёне немцы использовали похожие варианты, когда создавались условия для острых выходов вперед Франца Беккенбауэра. Нечто подобное «системе Айльтса» практиковал и Константин Иванович Бесков в московском «Спартаке». Он видел, что четверка спартаковских полузащитников (Черенков, Гаврилов, Шавло и Гесс) в силу индивидуальных качеств в отборе мяча. На случай, когда соперник перехватит мяч и попытается организовать контр выпад, Бесков использовал меня, подобно Айльтсу в сборной Германии, в качестве своеобразного «чистильщика» средней линии. Мои физические кондиции позволяли тогда выполнять достаточно большой объем работы, а учитывая то обстоятельство, что в обороне «Спартака» играли такие мастера отбора, как, например, Геннадий Морозов, мы впятером успешно защищались, даже когда противник атаковал семью игроками. Едва мы прерывали комбинацию соперников, кто-то из хавбеков «Спартака» (чаще Шавло или Гесс) отходил для получения мяча, и наше наступление возобновлялось. Разумеется, и такая игра не приходит сама собой. Прежде чем «Спартак» стал применять ее в официальных матчах, мы — защитники — пролили немало пота на тренировках, добившись того, что наши форварды и полузащитники, славившиеся в те годы своей результативностью, очень часто не могли переиграть нас даже всемером.

Но вернемся к Евро96. Финал Германия — Чехия был не только драматичным, но и в высшей степени поучительным. Во втором тайме, когда чехи повели в счете после пенальти, забитого честв каждого гораздо более полезна в наступлении, чем в отборе мяча. На случай, когда соперник перехватит мяч и попытается организовать контр выпад, Бесков использовал меня, подобно Айльтсу в сборной Германии, в качестве своеобразного «чистильщика» средней линии. Мои физические кондиции позволяли тогда выполнять достаточно большой объем работы, а учитывая то обстоятельство, что в обороне «Спартака» играли такие мастера отбора, как, например, Геннадий Морозов, мы впятером успешно защищались, даже когда противник атаковал семью игроками. Едва мы прерывали комбинацию соперников, кто-то из хавбеков «Спартака» (чаще Шавло или Гесс) отходил для получения мяча, и наше наступление возобновлялось. Разумеется, и такая игра не приходит сама собой. Прежде чем «Спартак» стал применять ее в официальных матчах, мы — защитники — пролили немало пота на тренировках, добившись того, что наши форварды и полузащитники, славившиеся в те годы своей результативностью, очень часто не могли переиграть нас даже всемером.

Но вернемся к Евро96. Финал Германия — Чехия был не только драматичным, но и в высшей степени поучительным. Во втором тайме, когда чехи повели в счете после пенальти, забитого Бергером, немцы в течение нескольких минут были у них, что называется, в руках. Сборная Германии оказалась в положении зависимой стороны, немцы были лишены возможности варьировать свою тактику, им оставалось только одно — идти вперед и отыгрываться. Фогте выпустил третьего форварда (Оливера Бирхоффа) вместо полузащитника Мехмета Шолля, и у немцев осталось в средней линии лишь три игрока, поскольку в первом тайме получил травму и был заменен вездесущий Айльтс. Вот тут-то и нужно было ловить их на контратаках! Поскольку второй пропущенный мяч поставил бы сборную Германии практически в безнадежное положение. Я все ждал, что Душан Угрин рискнет и также выпустит третьего нападающего. Ведь в эти минуты стало очевидно, что с уходом Айльтса и Шолля, когда защитники немцев постоянно подключаются к атакам (они вынуждены были это делать!), оборона сборной Германии впервые на чемпионате стала уязвимой, в ней появились заметные бреши, и чехи просто обязаны были этим воспользоваться. Выяснилось, что Заммеру и другому защитнику, Томасу Хелмеру, просто напросто не хватает скоростных качеств: в одном из эпизодов стремительный Поборски достаточно легко оставил их не у дел.

Однако Угрин так и не решился на такую замену. Немцы, как и подобает одной из лучших команд мира, довольно быстро перестроились, пришли в себя и вскоре отыгрались. Кстати, выдающаяся команда, наверное, и отличается от хорошей тем, что умеет добиваться успеха именно в самые решающие, переломные минуты матча. Чешской сборной это не удалось… Кстати, похожую ошибку совершил и Арриго Сакки, когда в групповом турнире главным, судьбоносным, матчем своей команды посчитал игру со сборной Германии, недооценив дерзких чехов.

Последние же преподнесли на чемпионате такой сюрприз, который от них, пожалуй, не ждали и самые преданные болельщики. Если говорить откровенно, создалось впечатление, что руководители сборной России, произнося накануне старта правильные слова о том, что в финальной стадии чемпионата Европы слабых соперников не бывает, про команду Чехии попросту забыли, завороженные авторитетом фаворитов группы — сборных Германии и Италии. От дефицита информации, наверное. Зато, побывав на финале Кубка Германии «Кайзерслаутерн» — «Карлсруэ», я увидел, что в игре «Кайзерслаутерна» все держится именно на двух чешских легионерах — Павле Куке и Мирославе Кадлеце. Странно, но тренеров российской сборной не насторожил тот факт, что пять игроков сборной Чехии выступают за клубы бундеслиги, причем не в роли статистов, как некоторые наши легионеры, а считаются одними из лидеров своих команд.

Кто-то может возразить: дескать, уступили чехам и португальцы с французами, а сборная России до последней минуты вела в счете и упустила победу перед самым финальным свистком.

Но ведь ни для кого не секрет, что в матче с нашей командой сборная Чехии играла с большим запасом и, поведя 2:0, решила попросту сэкономить силы для четвертьфинального поединка. О большом потенциале этой команды говорит хотя бы тот факт, что, пропустив после удара Владимира Бесчастных за пять минут до конца встречи третий мяч, чешские футболисты не ударились в панику, а хладнокровно сравняли счет. Что касается сборной Франции, то ее тренеру Эме Жаке все же так и не удалось найти равноценную замену Дидье Дешаму (Марсель Дезайи — это, безусловно, не Дешам). Кроме того, после травмы Кристофа Дюгарри французы остались лишь с одним чистым форвардом (Патрис Локо), акции которого на Евро96 котировались, прямо скажем, не слишком высоко. Я неплохо знаю нынешний состав французской сборной — многие в этой команде играли еще при Мишеле Платини — и считаю, что главной бедой «трехцветных» было отсутствие в их составе ярко выраженного бомбардира. Такого, как Эрик Кантона, или совсем недавно — Жан Пьер Папен.

Юрий Джоркаефф, несмотря на всю его виртуозность, не чистый форвард. По большому счету он блистал лишь в эпизодах. Джоркаеффу явно не хватает физических кондиций, чтобы постоянно терзать оборону соперников, как это делали на чемпионате немцы Бирхофф и Кунтц, чехи Побор жски и Кука, англичанин Ширер, хорват Шукер. Справиться еще и с ролью «забивалы», как это блестяще осуществил в 1984 году Мишель Платини, он просто не мог.

Португальцы же, даже при том, что сорвали своей техничной игрой немалую порцию аплодисментов и комплиментов, тоже в общем-то показали себя командой если не вчерашнего дня; то, во всяком случае, явно не следующей в авангарде новых веяний. Как только в четвертьфинальном матче сборная Чехии включила свой мощный прессинг, на португальских футболистов стало жалко смотреть. Помню, после того как они победили в группе «D», кто-то из обозревателей назвал португальцев «европейскими бразильцами». На мой взгляд, характеристика чересчур лестная. В том-то и отличие, что, оставаясь «волшебниками мяча», бразильские футболисты на последнем чемпионате мира сполна показали и прессинг, и скорость, и жесткость в единоборствах. Потому и завоевали мировую корону в четвертый раз.

Анализируя итоги завершившегося чемпионата Европы, не могу не отметить игру родоначальников футбола – англичан.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>